На самоубийство “слабаки” идут? Как понимать такое явление? Почему выбирают суицид и как это предотвратить? На эти и другие вопросы мы побеседовали с Зейне Кудайбергеновой, клиническим психологом города Лион, Франция.

– Добрый день, Зейне. Сразу перейду к вопросам. Как вы можете объяснить то, что у нас в обществе после недавнего самоубийства парня в Бишкеке многие обвиняли его самого? Много негатива было сказано, мол  “слабак”, “тряпка”, “манипулятор” и т.п. 

Суицид – это не слабость характера! Суицид – это про страдание. С точки зрения социальной психологии это связано с убеждениями или верой в логичный и справедливый мир. Человек, читающий такие новости, думает, что все логично и попадает в первую ему попавшую ловушку – предубеждение. Например, идея, что этот человек психически больной или слабый. С точки зрения клинической психологии это можно объяснить таким явлением, как идентификация себя с жертвой.

– ‘Идентификация себя с жертвой’ это как?

Когда человек, который читает такую новость, чтобы понять случившееся, должен себя идентифицировать с жертвой. А он не хочет себя почувствовать слабым и хочет сохранить хорошее представление о себе. Таким образом  он идентифицирует себя кем-то выше этой жертвы и начинает его осуждать. Социальные сети упрощают мышление. Изобилие информации толкает людей на бинарное мышление, где все проще  “добро и зло”, “плохие – хорошие”, “прав – не прав”.  Своеобразное ускорение – упрощение мышления.  Ощущение того, что нет последствий их слов толкает на написание комментариев негативного характера. Экран все выдержит,  можно сказать что угодно и за это тебе ничего не будет. Люди легко забывают манеры и правила поведения. Мне кажется, эти же люди, которые писали негативные комментарии, например, не осмелились бы сказать что-то лично, родителям этого парня, не смогли бы сказать, смотря им в глаза “ваш сын слабак”. Но я вам не открою секрет, если скажу, что наши граждане в общем агрессивные.

– Вы думаете, что такая агрессивность существует не только в комментариях? 

Этa тенденция не только у нас наблюдается, но и во многих постсоветских странах. Такая агрессивность связанa с воспитанием – с тем, что у нас бить, ругать и наказывать детей это нормально. Например, в Европе уже три или четыре поколения не бьют детей, не воспитывают телесным наказанием. Жесткое (бить, унижать, ущемлять, обвинять…) и холодное обращение с детьми приводит к тому, что такие дети становятся холодными взрослыми. К психологическим причинам я бы еще отнесла низкий уровень когнитивной эмпатии. т.е. умение понимать точку зрения другого и не осуждать. Тем более не осуждать, когда не знаешь. Я заметила, что наши все сочувствовали эмоционально (это и есть эмоциональная эмпатия), но легко брались осуждать парня, например: “подумал бы о родителях”, “жизнь одна”, “эгоист”. Рационализация по психоанализу. Другая причина – это экономические кризисы, правовые проблемы (несправедливость, высокая коррупция) в стране, безработица, неизвестность что будет завтра, невозможность планировать заставляет людей быть в постоянном стрессе. А стресс надо выплескивать, вот и пишут негативные комментарии, это своеобразный катарсис. Причин много и в связи с самим суицидом, это могут быть разные предубеждения, ошибочные мнения о суициде. Эта проблема является актуальной во всех странах и в развитых странах, в том числе. Там добавляются другие причины к факторам риска как неоплаченный кредит, бешеный темп жизни или одиночество. В борьбе с суицидом очень важно учитывать социальные и культурные особенности.

– Это бесспорно! Какие самые распространённые стереотипы и яркие мифы можете отметить?

Например, существуют такие предубеждения о человеке который совершил суицид как о манипуляторе.  Люди думают, что он хотел напугать и  таким образом добиться своего. Другое предубеждение, что суицид как  слабость.  Еще одно предубеждение, что человек обязательно психически больной. Да, психические расстройства являются фактором риска, но это не единственный фактор. Не все люди, которые пытались закончить жизнь самоубийством, являются психически больными людьми. Есть еще и другие психические состояния как чрезмерная импульсивность, превалирование процессов, возбуждения над процессами, торможения, стрессоустойчивость, созависимые отношения и всем известное состояние аффекта.

– Я абсолютно согласна, что в борьбе с суицидом, как и вообще при любой проблеме, надо всегда брать во внимание местный контекст и устоявшие какие-то практики. Вы ранее подчеркнули, что  социальные и культурные особенности надо учитывать, расскажите больше об этом.

Да, в каждой стране и обществе свои особенности. Например, возьмем Японию. Социальное давление на качественную работу, постоянный перфекционизм, закрепленные такими культурными понятиями как честь, долг и позор приводят к высокому уровню суицида. Также существует «романтичный суицид» влюбленных, когда из-за того, что они не могут быть вместе и когда социальная иерархия в обществе строгая. Например,  родители не согласны на то, чтобы их сын женился на бедной девушке и молодые пары, которые, как Ромео и Джульетта, совершают самоубийство вместе или один из них заканчивает жизнь самоубийством. В Кыргызстане, есть тенденция такого явления, когда молодые ребята не справляются с отказом девушки. Хотелось бы увидеть исследования на эту тему, обсуждения, статьи. Почему так происходит? Почему молодые влюбленные ребята так отчаянно введут себя? Как так получается, что парни не способны принять отвержение? Необходимо говорить на эти темы, устраивать дебаты, искать причины и решения этих проблем.

– “Ромео и Джульетта” для неокрепших юных влюбленных же нереальная романтика!  В таких случаях многие делают моментальные выводы “значит сильно любил”, “каттуу суйуптур”.  В Кыргызстане, к тому же есть свои такие местные образы романтического самоубийства  (даже была написана книга “Канат и Зарина”).

Возможно такой «романтичный суицид» неосознанно выбран как наиболее социально приемлемой причиной со стороны человека, который идет на такой шаг. А истинные причины лежат глубже, например как кризисы взросления, социальные проблемы, психические расстройства, незрелость личности, незнание как справляться со своими эмоциями, как их понимать, проблемы с гендерными стереотипами и т.п. По борьбе с суицидом обязательно нужен план на уровне государства.

– Верно. В случае с трагическим случаем того парня в Бишкеке,  многие обвиняли МЧС, а также двух психологов, которые были на месте, в провале многочасовых попыток предотвратить суицид. Что вы можете сказать по этому поводу? 

Ничего не могу сказать про МЧС,  но скажу несколько слов в защиту моих коллег. В соцсетях были разные негативные и даже оскорбительные сообщения в адрес коллег, которые пытались спасти того парня. Я уверена, что коллеги сделали что могли.  Иногда сапер не обезвреживает бомбу, иногда реаниматор не может реанимировать человека. Возможно, не хватило квалификации. Возможно, включились другие факторы. Главное извлечь уроки и выявить ошибки, если они были и улучшать методы работы. По идее, переговорщик должен быть, в первую очередь, работником полиции. Не обязательно, чтобы переговорщик был психологом по образованию. Он должен быть обучен работать в чрезвычайных ситуациях. Но у нас видимо в МЧС его нет и они наняли психолога на эту работу. Вот и оказались крайними в глазах наших граждан. Есть такие данные, что для профессии переговорщика нужно учиться в определенном отделении внутренней обороны. Его учат офицеры полиции, психиатры и переговорщик имеет знания в психологии. Есть несколько уровней как в обучении, так и в практике. Еще лучше, если есть практика международного характера.

– Заимствование опыта это всегда оптимально, даже если каждая страна по-своему разрабатывает подходы по мере своей подготовки, исследований и ресурсов. В завершении нашей беседы, какой оптимальный подход по борьбе с суицидом вы бы выделили с точки зрения активиста и психолога? 

Нужен плюри-дисциплинарный подход. Возможно и ведётся такая работа, я не знаю, к сожалению. Должны производиться превентивные меры по борьбе с суицидом. Милиция, министерство образования, психиатры, больницы, школы должны сотрудничать. Обязательно нужно подключить к этому гражданское общество, чтобы снять табу на эту тему. Надо говорить об этом, информировать людей, учить разбираться в признаках суицидального поведения, как правильно реагировать, как правильно писать об этом. Нужен телефон доверия, куда люди в состоянии аффекта могут звонить и просить помощи. Такая помощь может значительно уменьшить количество летальных исходов и даёт возможность МЧС выиграть время пока они приедут на помощь. Почему бы не воспользоваться новыми  технологиями, например как зарегистрировать номера телефонов, входящих звонков, регистрировать разговор с человеком, анализировать  разговор, чтобы каждый раз улучшать методы по борьбе с суицидом. Еще необходимо, чтобы люди, которые пережили такие испытания, могли об этом говорить без стыда и страха, что его/ее осудят как слабака или больного. Для этого должно быть терпеливое общество – не осуждать и насмехаться над теми, кто совершил суицидальную попытку.  Родственники погибших могут тоже рассказывать об их страданиях и могут создать ассоциации по сенсибилизации граждан к таким темам, как суицид. А то мы каждый раз, как в первый раз реагируем.

– Хотелось бы, чтобы вы почаще писали о таких резонансных случаях с точки зрения психологии.

Поскольку не живу в Кыргызстане мне сложно писать спонтанно на актуальные темы. Но я активно поддерживаю проект kg-psy.com и оказываю финансовую поддержку некоторым нашим медиа. В kg-psy.com мы работаем над популяризацией психологии на кыргызском языке. Проект полностью на благотворительной основе, поэтому мы движемся медленно, но планомерно. Поддержите нас, подписавшись на нашу страничку “кыргызча психология”.

Спасибо, Зейне, за ваши знания и что делитесь ими с нашими читателями. Желаю вам всего хорошего в Лионе!

Беседовала Гульзат Баялиева

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

You May Also Like

Кайрат Биримкулов: Форум «Чөйрө 2022» в Швейцарии. Послесловие.

                             «Мы — один народ, одна страна, одна кровь, одна судьба»                                                                                                      Мартин…
Без рубрики

Нурзада Горев, владелица интернет-магазина в Японии: “В условиях Covid-19 все больше развивается сектор онлайн продаж”

– Здравствуйте, Нурзада! Вы с супругом давно живете в Японии, успеваете заниматься…
Без рубрики

Даминова Саадаткан, активист: Проблемы трудовой миграции и решения

Миграция сегодня стала глобальным явлением растущего масштаба и сложности. Многие страны мира…