Начало миграционного потока
Я в этой статье1 буду использовать термин «диаспора» в общем смысле, как «этническую группу, проживающую вдали от своей исторической родины». В этом смысле в настоящее время в Федеративной Республике Германия кыргызская диаспора2 в среднем состоит из пятнадцати тысяч кыргызстанцев. Их дальний путь в Германию начался примерно тридцать лет назад на основе двухсторонних дипломатических отношений между двумя странами. Первый миграционный поток составили свыше тысячи немцев, проживавших в Кыргызской Республике. Их переезд на историческую родину был связан с падением Советской эпохи и началом национальных движений. На ряду с ними студенты иностранных факультетов начали получать стипендию от государственной программы ДААД (DAAD-Deutscher Akademischer Austauschdienst) для шестимесячных и годичных курсов в разных университетах Германии. К ними добавились стипендиаты из Суворовского военного училища и программы «кадры XXI века». С тех пор с каждым годом ДААД расширялся на другие факультеты и в результате включает на данный момент все научные сферы в себя. Кроме ДААД есть и другие политические и культурные фонды такие как Конрад Аденауэр, Фридрих Эберт, Ханс Зайдел, Фридрих Науман, Герда Хенкель, Роза Люксембург, Фольксваген, Ерасмус итд., которые предлагают разные стипендиальные программы. Участие в соответствующих программах зависит от области знаний, университета, также от уровня образования – бакалавр, мастер или докторантура (у нас аспирантура).

Аu-Pair и программы FSJ/FÖJ
В конце девяностых в Кыргызстане начала работать программа «ау-пэйр» (Аu Pair). Это программа дает студентам от 18-26 лет год или шесть месяцев прожить в немецкой семье и присматривать за их детьми, за это время получает возможность ходить на курсы немецкого языка и выучить язык. По моим наблюдениям, для многих кыргызстанцев это одна из возможностей прибытия в Германию. Поэтому не ошибусь, если скажу, что эту начальную ступень прошли многие члены кыргызской диаспоры.

Следом за программой «ау-пэйр», в 2005 году открылись программы «Добровольный социальный год» (FSJ-Freiwilliges Soziales Jahr) «Добровольный экологический год» (FÖJ-Freiwilliges Ökologisches Jahr) для кыргызской молодежи от 18-27 лет. Молодые люди, которые прибыли по этой программе в Германию трудятся как волонтёры в разных социальных сферах от шести месяцев до полутора года и учат немецкий язык. По окончании этой программы поступают в высшие учебные заведения Германии. В это же время студенты начинают подрабатывать и сами себя обеспечивают или стараются получить стипендию. Последние десять-пятнадцать лет в Германии в некоторых сферах не хватает рабочих рук, в связи с этим для иностранцев увеличилась возможность поступить в училища, техникумы для получения среднего образования. На основе этого сейчас много кыргызской молодёжи учатся и работают (Аusbildung) в секторе медицины, техническим специальностям и в секторе предоставления услуг.

EU Blue Card
Острую нехватку квалифицированной рабочей силы ощущают многие отрасли германской экономики и земли ФРГ – страны, обладающей мощной экспортной промышленностью. Особенно курс на цифровизацию выявил нехватку специалистов в сфере информационных технологий. Кроме IT-специалистов, к востребованным специальностьям относятся инженер, врач, специалист по сельскому хозяйству итд. Постепенно, в соответствии с местным и мировым спросом в определенных областьях, число людей, приезжающих в Германию из Кыргызстана в рамках квалификационной работы (EU Blue Card), за последнее десятилетие увеличилось. Их принимают на работу на основе высшего образования и опыта, и они проходят некоторые проверки (сертификата знания языка, апробацию, практики и д.р).

Общая характеристика
На основе вышеуказанных возможностей, думаю у читателей появилась информация о кыргызской диаспоре в Федеративной Республике Германии, а также о разнице с диаспорами в других странах. В целом условия въезда в Германию в основном связаны с образованием, со знанием языка, статусом студента и с высокой квалификацией. Эти критерии дают возможность на долгосрочное пребывание и работать в этой стране, вместе с этим надо проявлять активность, преодолевать бюрократические барьеры и привыкнуть к немецкому менталитету. Конечно встречаются особые условия такие как объединение членов семьи, создание семьи. Ещё один небольшой контингент составляют студенты прибывшие на сезонные работы и мигранты, которые работали в других Европейских странах, позже переехавшие в Германию. Но получение образования является главной целью немецко-кыргызского, тридцатилетнего сотрудничества и дальше будет так продолжаться. Поэтому местная кыргызская диаспора не входит в число мигрантов, которые часто отправляют деньги на родину и вносят важный вклад и в экономику стран. Можно сказать, что их место в основном в образовании, экспертизе т.е. они делятся информацией (анг. knowledge-sharing, нем. Bildungstransfer), агитируют других на получение образования, дают советы и направления.

Среди кыргызов в Германии есть эксперты в международной политической арене, известные ученые и исследователи, работники известных международных организаций, доктора заведующие отделением больницы, экономисты управляющие финансовым отделом в большой аудиторской компании, банковские работники, бизнесмены открывшие свой образовательный институт, программисты-инженеры, которые менторствуют в больших проектах кыргызской молодежи в мире. Эта картина дополняет смысл “диаспоры” как термин “транс-национальность” (анг. transnationalism, нем. Transnationalismus). Кроме этого, многие кыргызы в своих землях (Bundesland), где проживают, стараются строить национальные-культурные центры, общества для сохранения кыргызского языка и культуры, для распространения национальных традиций и быть на связи с родиной (анг. transculturalism, нем. Transkulturalität, и нем. Kulturtransfer).

Организации, ассоциации и фонды
В настоящее время есть больше пятнадцати официальных и неофициальных организаций, созданных для Кыргызстана в немецкой земле. Создание общественных объединений и их регистрация способствуют реализации разных проектов и интересов диаспор, а также даёт право на сбор средств. Перечислю некоторые из них: Deutsch-kirgisischer Kulturverein e.V., Hoffnung für Kirgisien, BIZ e.V., Babushka Adoption, Uplift-Aufwind, Via Kirgisia, Brücke nach Kirgistan, Kyrgyz Academic Network, Deutsch-Kirgisische Gesellschaft Ordo e.V. и д.р. У каждого из них есть области особого значения и цели, но многие занимаются благотворительностью и осуществляют программы по образованию. В то же время, при чрезвычайных ситуациях (как заметили, на примере пандемии и приграничном конфликте в Баткене) у всех единая цель – помочь Кыргызстану! В таких случаях руководители и члены разных организаций, и другие активисты собираются, создается рабочая группа, открывают сайт, делают контент и объявляется специальный счёт на сбор средств и деньги переводятся через партнёрские фонды на родину. А учёные участвуют в распространении информации, анализе событий и предоставлении экспертных оценок в мировых СМИ. Коммуникация между членами диаспоры идёт в основном через большие социальные платформы начиная от KyrgyzClub Germany, Deutsch-Kirgisisches Forum до страниц профессиональных (Kyrgyz-German IT-Community), организационных и региональных групп в Facebook, а также через каналы телеграм, инстаграм, ватсап и зуум в зависимости от целей.

Тенденции и недостатки
Проведённые мероприятия показывают об общих целях и интересах кыргызов в Германии. Собранные большие финансовые средства и материальная помощь отмечает сплоченность, объединяющее чувство «МЫ» и организаторскую способность. Научные и профессиональные достижения свидетельствуют о формировании образованного слоя. В то же время можно заметить определенные тенденции, характерны для диаспор. К примеру, некоторые активисты стараются координировать разные деятельности и инициативы в Германиии, налаживать централизованную систему управления и совместно решать общие проблемы (например, открытие прямого рейса Германия-Кыргызстан, двойное гражданство, усиление профессиональной миграции и т.д.). Как часть кыргызского общества за рубежом, диаспора стремится играть важную роль в некоторых сферах на родине и высказать свою позицию на ту или иную тема. В прошлом были моменты, что тот или иной активист был назначен как представитель кыргызской диаспоры в Германии для участия в международных встречах и форумах.

Кыргызская диаспора мало известна в местном немецком обществе. На это есть разные причины: во первых, кыргызов в сравнении с другими этническими группами мало и не обладают всякими отличительными “особенностями”, входят в число готовых к интеграции мигрантов. Кроме этого, пока что как диаспора не имеет управленческой системы и политической структуры. Защита прав кыргызских граждан в Германии и другие дела с нотариальными документами официально ведутся посольством и консульскими службами, считаются их обязанностями. В чрезвычайных ситуациях защита прав или помощь до этого оказывалась личными инициативами и нет открытого гражданского/мигрантского “кыргызского лобби”. Кроме того, пока не наблюдается привлечение диаспор в государственную политику Кыргызстана (анг. state-led transnationalism, нем. staatsgeführter Transnationalismus).

Махабат САДЫРБЕК
Политолог, лингвист, доктор наук юридической антропологии
Представитель кыргызской диаспоры в Германии

 

 

 

[1] Эта статья была написана для сборника статей организованной посольством Кыргызской Республики в Федеративной Республике Германия в честь 30-летия немецко-кыргызских отношений.

[2] Термин “диаспора” (греч. diaspora, рассредоточение) относится к этнической группе, возникшей за границей в результате насильственных выселений, угрозы геноцида, экономических и социальных причин. Этот термин был впервые применён к евреям, изгнанным из Палестины в начале 6-века до н.э., а затем к этническим и религиозным группам, которые подвергались преследованиям. («Кыргызстан». Национальная энциклопедия: 3-том. Главный ред. Асанов Ү. А., Б.: Центр государственного языка и энциклопедии, 2011; Jenny Kuhlmann: Exil, Diaspora, Transmigration, Bundeszentrale für politische Bildung; William Safran: Diasporas in Modern Societies: Myths of Homeland and Return. In: Diaspora: A Journal of Transnational Studies. 1, 1991).

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

You May Also Like
Без рубрики

Назгуль Толобаева о кыргызских диаспорах в Италии

Кыргызская диаспора в Италии По данным миграционной службы Италии на 2020 г.…

О злободневном: «кадровaя политика» Кыргызстана

O злободневном: «кадровaя политика» Кыргызстана Последние два месяца мы наблюдаем как много…
Без рубрики

Зинаида Мытанова* и Махабат Садырбек: О горьком переводческом опыте автобиографии Сайрагуль Сауытбай

Этническая казашка из Синьцзяня Сайрагуль Сауытбай – одна из первых женщин, рассказавшая…
Без рубрики

Битик. Происхождение древнекыргызского (тюркского) письма

Письменность является основным показателем высокоразвитого общества и одной из основ государственности. Существует…